Перевести страницу
0
Корзина пуста

Арсенал Советской Армии

Капсюльные ружья

Оружие с кремневым замком применялось со второй половины XVII до середины XIX века. Несмотря на ряд усовершенствований, принципиальных новшеств в его конструкцию за два века внесено не было. Кремневый замок так и не удалось вылечить от главной его «болезни» — не всегда надежного воспламенения заряда. Как правило, на 100 выстрелов приходилось до 20 осечек, а живучесть каждого кремня в среднем достигала 50 выстрелов, после чего его заменяли другим. Каждый солдат носил с собой запас кремня и при необходимости отворачивал прижимной винт курка, вынимал пришедший в негодность кремень и на его место устанавливал новый. Это снижало темп стрельбы, а кроме того, войскам помимо пороха и пуль нужно было постоянно возить много тяжелых ящиков с кремнем. Всем было ясно, что кремень необходимо заменить чем-нибудь более совершенным. Но чем? Об этом много думали, пока в 1799 году не подоспело открытие английского химика Говарда.

Растворив ртуть в азотной кислоте и вскипятив полученный раствор с добавлением спирта, Говард получил осадок неизвестного вещества. Скоро он обнаружил, что, будучи высушенным, это вещество взрывается от малейшего прикосновения. Поэтому Говард назвал его гремучей ртутью.

Попытки использовать гремучую ртуть вместо пороха окончились неудачно — взрыв происходил настолько быстро, что казенная часть ружья попросту разрывалась. Однако свойство гремучей ртути взрываться от самого легкого удара заинтересовало шотландца А. Форсайта: он решил приспособить гремучую ртуть вместо кремня для зажигания пороха. В 1807 году он запатентовал «химический замок», представлявший собой небольшой цилиндр, расположенный над затравочной полкой. Когда стрелок переворачивал его, на полку высыпалась затравка, которая воспламенялась при ударе курка по молоточку.

Несколько позднее были созданы бумажные капсюли — пистоны. При их изготовлении гремучую ртуть смешивали с воском, олифой или смолой, получая взрывчатые шарики, которые потом вклеивали между двумя листочками вощеной бумаги.

Пистоны стали соединять в виде ленты, которую старались приспособить к механизму замка так, чтобы получалась автоматическая затравка.

В 1818 году англичанин Джозеф Эгг запатентовал замок с подвижным магазином, где помещались пистоны. При взводе курка тот сдвигался назад, и пистон опускался в углубление на затравочной полке.

Зажигание пороха капсюлем с гремучей ртутью было гораздо удобнее, чем кремнем. Капсюли надежно срабатывали в сырую погоду, осечки практически прекратились, выстрел происходил мгновенно, независимо от положения оружия. Все преимущества капсюльного замка раньше других оценили охотники. Охотничья практика с новым оружием подтвердила все высокие качества капсюльного замка, он стал проникать и в армию. В 1830-х годах во французской и американской армиях появились первые образцы капсюльного оружия.


Начало массового производства оружия

В 1798 году в США изобретатель хлопкоочистительной машины Элиас Уитни заключил договор на поставку для американской армии 10 тысяч мушкетов, причем он обязался изготовлять части мушкетов при помощи кузнечных, вальцевальных, сверлильных и шлифовальных машин. Это уже можно считать началом массового производства: части и детали были стандартизированы. Много помог Уитни при выполнении заказа изобретенный им фрезерный станок. Как видим, специализированное серийное массовое производство изделий со стандартизированными частями для удовлетворения нужд военного дела зарождается уже на грани XVIII и XIX веков.

На этом пути Уитни не был одинок. Через год после того, как он заключил договор с правительством на поставку 10 тысяч ружей, Симон Норч из Коннектикута также получил заказ на поставку 500 военных пистолетов. В 1808 году в письме в Морское министерство Норч сообщил, что он добился нормализации деталей пистолета на основании глубокого разделения труда и специализации рабочих на определенных операциях. В 1813 году Норч получил новый заказ — на 20 тысяч военных пистолетов и заключил договор, в котором говорилось: «Отдельные детали пистолета должны быть настолько точно пригнаны друг к другу, чтобы каждая деталь любого пистолета могла служить в качестве запасной для любого другого из всех двадцати тысяч пистолетов».

Успешные начинания Уитни и Норча продолжали многие американские предприниматели и изобретатели, из которых впоследствии приобрели мировую известность Кольт, Винчестер, Смит и Вессон, Уитни и Пратт и другие. Созданные ими фирмы занимались массовым производством оружия.

На Лондонской выставке в 1851 году фирма «Роббинс и Лоуренс» экспонировала стандартизированные детали ружей, которые вызвали такой большой интерес в Европе, что из Англии была отправлена специальная комиссия в США; она закупила 20 тысяч ружей конструкции Энфилда и, что еще важнее, купила весь завод и перевезла его в полном составе (150 станков) в Англию.